Сказочница Мария

Только счастливые люди могут писать волшебные сказки!
Только их сердца рождают поистине Прекрасные и мудрые вещи. Я всегда безумно радуюсь встречая людей сказочников-волшебников! Я их ищу с самого детства… Удивительные у Марии сказки. ЧИТАЙТЕ САМИ.

Я пишу сказки о жизни. О жизни, потому что она меня удивляет. Сказки, потому что в жизнь дарит нам чудеса. Эти сказки для взрослых детей, которые смотрят на мир широко открытыми удивлёнными глазами, которые помнят, что их мечты живы и крылаты. Пусть каждый наш шаг будет дорогой к счастью. Пусть мы научимся любить этот мир, себя и друг друга. Я приглашаю Вас в гости – входите, надеюсь, Вам будет уютно и тепло.

Ну и несколько на мой вкус…

Не отвлекайте Бога

Прохлада хрустального шара касалась Её лба – Она опять бродила по его лабиринтам. Здесь Она уже познакомилась с некоторыми его жителями и была готова к новым встречам. Вдруг в левом углу Она увидела вокзал и пару: её длинные темные локоны развивались на ветру – он был нерешительным. Впервые ей захотелось повлиять на ход событий, свидетелем которых Она была и объяснений которым не знала. Она в такт звучащей любви повела головой влево, и пара, послушно приблизившись друг к другу, слилась в одно большое сердце. Она также плавно повела головой вправо, и сердце раскололось на две половинки, которые отдалялись друг от друга всё дальше и дальше. Волосы незнакомки стали менее живыми без его рук, а его руки безжизненно опустились. В этот момент Она подумала, что видимо Бог, тоже смотрит в хрустальный шар и, если его отвлечь, и не дать его отеческому взгляду вновь вернуться влево, одно сердце навсегда может расколоться на две половинки, и поезд увезет одну из них туда, откуда не возвращаются. Она улыбнулась и соединила пару в одно большое сердце. А про себя подумала: «Человеки, если не о любви – не отвлекайте Бога, пусть он любуется по-настоящему влюблёнными…»

Мир её глазами

По скользкому склону вниз шли две фигуры. Они были в капюшонах, и только по силуэтам можно было догадаться, что первой спускалась женщина, вторым – мужчина. шм казалось, что дождь не перестанет никогда, а я смотрела на них сверху и видела, что солнце-то есть и светит оно как всегда на вершине за тучами – просто надо повернуться к нему лицом, и пойти в гору. Тогда – первым окажется мужчина, а женщине станет хуже видна вся картина целиком, но как бы ни странно это звучало, только в этом случае она станет его зрением, ведь ему понадобится думать о её безопасности, а поэтому смотреть на мир более внимательно и чутко, будто её глазами.

Бабочка

Жила-была девочка. Ни родные, ни соседи, ни сверстники не любили её, потому что в деревне поговаривали, будто родимые пятна на её руках – знак, не сулящий ничего хорошего. Люди часто суеверны в том, чему не могут найти объяснения.
Страх заполняет их словно вода сосуд: сначала он топит душу и сердце, а после – разум. И нет уже живого человека, но, сколько их таких живёт на белом свете…
Два идеально круглых, как пятикопеечная монета, родимых пятна располагались параллельно на каждой руке девочки.
Чем старше она становилась, тем больше страдала от одиночества.
Однажды, она сидела у открытого окна и увидела чудесную бабочку. «Вот бы и мне стать такой красивой и улететь туда, к горизонту», – неожиданно для себя самой сказала она и подняла руки к небу. Тут же руки превратились в два прозрачных крылышка, а её родимые пятна – в волшебный по красоте узор. Она стала невесомой, словно перышко, и полетела к ровной линии горизонта. Узор на её крыльях увеличивал красоту неба для земли и красоту земли для неба.
Люди даже днём видели отражённые в узоре огромные яркие звёзды, глубину и мощь небесных океанов, а небо видело цветущие яблоневые сады, прозрачные горные реки и влюблённых, при виде которых от умиления роняло на землю слёзы-звёзды.
А девочка – бабочка всё продолжала лететь к горизонту. Одни люди говорят, будто в тех местах, где она догоняла его – появлялись горы, по форме столь же совершенные как взмах её крыльев.
А те, кто боялся когда-то родимых пятен на детских руках, обвиняли бабочку, будто она сделала горизонт неровным, учинив им столько препятствий на пути к небу…

Танцующая

Жила-была девочка, и танцевала она в большом зеркальном зале, где из трёх южных окон струился волшебный свет. Она была легка как балерина. Она была прекрасна. Она танцевала для себя. Она была счастлива. Она забыла про время, про то откуда и как она попала в этот волшебный зал.
Однажды во время поворота головы она увидела дверь, которая была открыта. Опершись на дверной проём, стоял молодой мужчина. Он смотрел на неё влюблено и нежно. Она продолжила танцевать, хотя раньше она танцевала только наедине с собой. Она смутилась от понимания этого и стала ласково отправлять его в комнату, из которой он вышел. Он послушался и, улыбнувшись, ушёл. И снова она стала танцевать, но в её танце уже не было вдохновения. Ей стало не хватать его ласкового взгляда, она поняла, что хочет танцевать для него.
Радостно, словно ветер, она влетела в его комнату. На полу лежала большая белая собака, она лениво приоткрыла один глаз и приветливо вильнула хвостом. На большом дубовом столе лежали бумаги. Плюшевый диван у стены был пуст. От света комнату защищала тяжёлая синяя штора. Отодвинув штору, она увидела, как он сидел на широком подоконнике и думал о чем-то, глядя на огромный живой город. Пейзаж за окном был очень красивым и полным – комната находилась на последнем этаже небоскрёба. Подоконник был высоким, и она смотрела на незнакомца как малыш, который приходит со своей подушкой ночью в спальню к родителям. Он был спокоен и улыбался ей.
Она взяла его за руку и потянула за собой в светлый зал. Она вновь танцевала, а он любовался каждым её движением.
Новое движение её головы показало ей новую дверь. Она, взяла его большую и тёплую руку и потянула в новую комнату. Из окна было видно голубое лесное озеро, окружённое стройными зелёными деревьями со всех сторон. Пейзаж завораживал своей тишиной и волшебством. После дождя пахло хвоей. Это была её комната.
Она улыбнулась своему открытию: нет противоречия, в том, что один и тот же зал может вывести нас и в шумный город, и в лесную глушь. Ведь только в привычном мире не может быть дома с одновременно лесным и городским видом. А в мире, где живёт любовь, где ты искренне танцуешь для него, как для самой себя, возможно всё. Потому что любовь есть высшая степень доверия чуду.
Она доверяет, она танцует для него, как для себя.

похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>