Написала новый, седьмой, рассказ о приключениях Тима Чайникова. Он посвящен целиком и полностью приближающемуся «апокалипсису», которого так ждет огромная часть населения нашей планеты:) Как обычно — где-то с юмором, где-то с думками. Этот рассказ немного более грустный и серьезный, чем предыдущие 6 (кстати, лучше всё-таки прочитать все, прежде чем приступать к этому, иначе многое будет непонятным), он выбивается из общего ряда тем, что Тим не спасает никаких планет и миров, а спасает… свой собственный мир, внутренний:) В общем — приятного чтения и буду ждать отзывов.
Отдельная просьба — при нахождении ошибок, опечаток, ляпов и пр. (у меня глаз замылился) — сообщите мне об этом, тем самым оказывая неоценимую помощь!
Итак…

(Кстати, предыдущие шесть расказов — а их прочесть обязательно, прежде чем приступать к этому, если ещё не читали! — тут:
Первый
Второй
Третий
Четвертый
Пятый
Шестой
И — седьмой:

«Тим Чайников и Конец Света»

1.

Тим проснулся утром не от будильника, а оттого, что Лия нежно щекотала его щеку прядью своих огненных волос.
- Ти-и-им, вставай!
- Мне же вчера дали на работе выходной, — пробурчал Тим, пытаясь скрыться под одеялом.
- А помнишь, для чего? – хихикнула Лия, стаскивая одеяло, — какой сегодня день?
Тим помнил. И волновался. И даже не немного. На сегодня было назначено знакомство их родителей! Его мама с папой приезжали на встречу с мамой Лии. Не то чтобы парень считал, что рановато знакомиться семьями, он был вполне уверен, что у них с Лией серьезно – просто какой-то глубоко заложенный в мужской природе ген, отвечающий за ощущение «свободы», вдруг заворочался и поднял голову растерянно. Ведь, перезнакомившись, родственники станут одной большой сплоченной семьёй (в это Тим не сомневался, зная своих родителей) – и тогда пути назад уже не будет. А впрочем – куда назад? Никуда назад Тим пятиться и не думал. Наоборот – гипотетическое расставание с Лией когда-нибудь чудилось ему концом света в его жизни.
- Сегодня – Конец света! – вдруг возбужденно воскликнула Лия, триумфально сорвав со скрючившегося парня одеяло, которое затем метким броском отправила в угол комнаты.
- Что??!! – Тима приподняло и встряхнуло.
- Ну, ты что, забыл какое сегодня число? – удивилась любимая, — индейцы Манту предрекли апокалипсис конкретно на него аж семь тыщ лет назад. Дождались…
- А… — с облегчением чмокнул рыжика в нос.
Апокалипсис индейцев Манту был для Тима несколько успокоительнее, чем страх расставания с любимой девушкой, потому что он в него даже не верил.
- Как думаешь, мы успеем познакомить родителей до того, как умрем все? – усмехнулся, отправляясь в ванну.

Семейный сбор планировался в её кафе «Сюрприз», в Лунте. Долго лететь на родную Таманию, поэтому и поднялись пораньше. Ещё Лия собиралась заскочить в супермаркет, купить свечей и кое какие продукты. Вчера весь вечер она взволнованно ворковала, что Конец света, а у них запасы все позаканчивались! Мол, а как взаправду свет померкнет, тогда живой огонь поможет не заблудиться впотьмах. Свечей решено было прикупить с избытком. Ну, а если исход будет благополучный – всегда сгодятся в хозяйстве. Для романтических вечеров, например…
Помимо этого, Лия на полном серьезе собрала и упаковала в сумку все самое важное и дорогое: документы, деньги, украшения, Тимову любимую флешку со всеми мирами, в которых он поучаствовал… ещё одну сумку собрала неподъемную неизвестно с чем.
В общем, настроенная по-боевому сохранить свою жизнь и самое в ней любимое, девушка целеустремленно собиралась в путь. Бучерашка бегал под ногами, верещал восторженно – он ещё никуда не выезжал дальше Ливтары с тех пор, как появился на ней. А тут – такое приключение! Скучал он по приключениям отчаянно.
Им предстояло позавтракать по-быстрому и отправляться. К 10-ти утра мама Лии торжественно ожидала их. Но когда это у них получалось «по-быстрому»?
Вот и сейчас, Лия носилась по комнате, вылавливая Бучика, чтоб напялить на него прогулочный комбинезон, но тот не давался, Тим тем временем взялся за сумки… И в этот момент раздался звонок в дверь.
Ребята переглянулись – никто не ждал гостей в такую рань. С работы бы позвонили в случае чего. А в дверь уже увесисто барабанили.
Тим открыл и его моментально сбил с ног огненно-черный ураган по имени Вилена. Робокопыч топтался позади, смущенно улыбаясь.
- Тим! – после жарких поцелуев Вилена кокетливо отстранилась, поправляя прическу, — ты с утра такой душка…ах!
И увидев Лию, появившуюся на пороге комнаты, добавила:
- На правах друга семьи и это не комплимент, а констатация факта!
И звонко расхохоталась.
- Виленка, — обрадовалась Лия и набросилась на гостью с объятиями, показав Тиму язык. И когда они успели так подружиться?
Пока девочки, скрывшись в комнате, жадно общались, Тим с Робокопычем по мужски лаконично поздоровались и прошли на кухню.
- Ну как там у вас на Мсаре? – Тиму было действительно интересно, как поживает спасенная им планетка.
- Яблони цветут, котопсы процветают! – вибрирующим басом провозгласил Робокопыч, и они рассмеялись.
- Прошу прощения, что вот так нагрянули, без предупреждения, — повинился металлический друг, — но весь этот ажиотаж с Концом света…
- Ты в это веришь? – удивился Тим.
- Нет, конечно, но Вилена не нашла лучшего времени и повода, чтоб слетать к вам в гости. А так как на Мсаре нет телефонной связи, мы вот сюрпризом.
- Сюрприз удался, — кивнул Тим, — а ведь и верно, с кем ещё встречать апокалипсис, как не с друзьями? По чаю?
Робокопыч кивнул.
- А вы вроде собираетесь куда-то? – он показал на сумки в прихожей.
- Да, на Таманию. Чтоб Конец света был ярче и интереснее мы как раз сегодня решили познакомить наших с Лией родителей. А то вдруг действительно не успеем?
- Ой-ёй-ёй… — расстроился Робокопыч, — как мы не вовремя… Извините, ребята, пожалуй, не станем вас задерживать!
- Ну вот ещё! – фыркнула Лия, возникая в дверях, — не говорите ерунды. Вы полетите с нами. Если, конечно, не найдете более увлекательного занятия, чем присутствовать при таком знаменательном событии, как слияние двух семейств в одно. А вы точно не найдете, ибо моя мама – это то ещё Чудо, а Тимкины родители, судя по его рассказам – могут вполне с ней в этом посоперничать. Так что апокалипсис грозит померкнуть в лучах их встречи.
- Но всё-таки это семейное мероприятие, — уточнила Вилена, а глазки заблестели.
- А вы не семья? – улыбнулась Лия, — где две, там и три прекрасно общий язык найдут. Будем создавать неформальную обстановку.
- С моей девочкой лучше не спорить, ибо бесполезно, — кивнул Тим одобрительно.
- Как и с моей, причем всегда, — тихонечко с улыбкой пробормотал ему Робокопыч.

В этот момент на кухню тихонечко прокрался бучерашка в комбинезоне, надетом самостоятельно и набекрень. Он был озадачен такой внезапной и продолжительной потерей внимания в свой адрес настолько, что оделся и пришел сдаваться. Ещё пару минут было безбожно растрачено на всеобщий хохот и тисканье зверушки.

Когда все рассаживались во взятый напрокат «Аэроседес», Тим заметил, что приобрести свой транспорт было бы неплохо. А Лия хихикнула, мол, это теперь и так наш. Если апокалипсис случится – и возвращать не надо будет, надо же – за копейки приобрели такую машину!
А когда взлетели над Ливтарой, Тим ошарашено наблюдал за происходящим в городе больше, чем за дорогой. Впрочем, ошарашен был не он один.
- Что, всё настолько серьезно с этим Концом света? – Вилена приклеилась к окну, поражаясь видом толп, штурмующих супермаркеты, забивающих багажники аэромобилей упаковками с едой и прочими «необходимыми» вещами.
- По крайней мере, если всё окажется фигней – людям будет чем заедать стресс и разочарование, — усмехнулся Робокопыч, поскрипывая челюстью.
- Кстати, нам ведь тоже нужно кое-что прикупить, — Лия испуганно покосилась вниз, — Тим, выбери, пожалуйста, магазин побезлюднее, а то наш персональный апокалипсис может наступить от давки гораздо раньше.
- Я-то постараюсь, — вздохнул Тим, — но это всеобщее помешательство граничащее безумием, неподвластное логике, похоже творится повсюду.
- Они что, не могли заранее закупиться и сейчас уже позалезать в свои бункеры и трястись от страха там? – Лия нервничала.
- Адреналинчик интереснее сбрасывать в толпе, — поучительно сказал Робокопыч, — а бункер подождет. Кстати, это кафе, куда мы летим, оно оборудовано надежно?
- Друг, ну ты бы уже не заражался этой фигней! – простонал Тим
- Ну… вообще-то, — тихонечко проговорила Лия, — да. У мамы великолепный подвал под домом, любой бункер обзавидуется…
- Ох!
- Тим, Тим, Тим! – Лия умоляюще глянула на любимого, — это я просто к слову! Мы будем наверху, в кафе, так что… не надо такое лицо делать!
- Ура! Мы спасены! – Вилена захлопала в ладоши, — а ты ехать не хотел, — она пихнула Робокопыча локтем в бок.
И тут же взвизгнула, дуя на ушибленный локоть и бросая исподлобья сердитые взгляды. Робокопыч виновато приобнял её.

- Ну, вон там, кажется, меньше всего народу, — Тим стал снижаться, — по крайней мере, есть куда сесть.
Однако, когда распахнулись двери магазина, стало ясно, что это отсутствие транспорта на парковке означает лишь одно: почти все покупатели пришли пешком! Магазин был забит под завязку, однако люди не толкались, вели себя очень дружелюбно. Ожидание чего-то неведомого будто сплотило их.
- Так, ребята, чтоб быстрее, сделаем так, — деловито скомандовала Лия, оглядывая толпу, — ты, Тим, иди в продуктовый, набери овощей, только тех, что долго хранятся без холодильника. Вы, Робокопыч, в отдел напитков, нужно несколько упаковок питьевой воды, ну столько, сколько сможете унести. Вилена, ты дуй за свечами, бери все, что ещё остались – она тоскливо проводила глазами женщину с тележкой, полной свечных упаковок, — скорее! Ну, а я за остальным… Встретимся у машины!

Они разошлись в разные стороны. Тим с трудом сориентировался по направлению к овощному отделу – там тоже царила неразбериха, стоял гомон. Доступ к ящикам осуществлялся в порядке живой очереди. Пришлось ждать.
- Давайте, двигайтесь быстрее! – воскликнула молодая женщина, — половина десятого уже!
- И что? – полюбопытствовал пенсионер с авоськой.
- Как шо? – включилась старушка, едва шамкая, — Конец света на 10 назначен…
- Кем назначен, — хохотнул пенсионер.
- Дак известно кем! – набожная женщина, замотанная в платок, возвела очи к небу, — за грехи наши. Все умрем
- А если всё-равно умрете, зачем капусточку набираете? Освободите очередь, дайте спокойно закупиться тем, кто просто вышел за картошкой на борщ, а в ужасы не верит вовсе, – подковырнул её старичок. Женщина фыркнула.
- А вдруг пронесет, — звонко сказал парень-подросток, — и кто-то выживет? Тогда уже в магазин не выйти: зомби будут ходить повсюду, за живыми охотиться…
- Говорят, ровно в 10 наступит тьма. Такая непроглядная, что в двух шагах не будет видно ничего. И фонарики не помогут, батарейки тоже из строя выйдут. Потому что планета будет проходить через какой-то магнитный поток. Когда пройдет – снова посветлеет и всё будет хорошо, — поделился мужчина поодаль, активно следящий за тем, кто сколько берет яблок, — а тьма эта продлится три дня. Или неделю. А может и месяц, никто не знает. Так вот. Только живой огонь и живая еда.
- Машка! – вдруг заорал через головы куда-то парень, — свечек возьми, побольше!
Зная Вилену, Тим только усмехнулся. Если она уже добралась до хозяйственного отдела, то там уже нечего брать.
- Это хорошо, если тьмой всё и ограничится, — отозвалась молодая женщина, — переждем уж как-нибудь, хоть высплюсь, на работу ходить не надо. А то вон слышала, что трясти планету будет, разрушения, завалы, расколы, лава огненная, плиты планетарные двигаться станут. От этого и под землей не спрячешься.
- Да нет, планета уцелеет, — снисходительно посмотрел на нее парень, — а вот люди… Вы же про Нибиру слышали? Вот это ближе к правде. Они уже прилетели, совсем близко, как только тьма наступить – будут людей утаскивать к себе на корабль…
- А я слышала, они хорошие, — сказала маленькая девочка, — кого с собой заберут, те и спасутся! Так что наоборот надо к ним попасть. А потом они отпустят обратно, когда всё закончится.
- Версия с зомби мне больше нравится, — подмигнул пенсионер мечтательно, — масштабнее! Если мы с бабкой тоже превратимся, пойду сразу в Райсобес, есть там парочка бюрократов, которых съем в первую очередь…
Очередь покосилась на него опасливо.
- С зомби непонятно. Когда съедят всех что будут делать? Сами же перемрут от голода, — педантично заметил мужчина, ожидающий свой черед набрать яблок.
- Так астероиды налетят, – оживилась мама девочки, — спалят всё.
- А что не спалят – наводнение смоет! – подхватила старушка.
- Лучше Нибиру, — тихо пробормотала девочка, — скорее бы прилетели…

Наконец Тима притеснили к полкам с овощами и фруктами. Ближе всего оказались апельсины и картошка. Недолго думая, парень принялся нагребать пакеты.
- Лука гребите побольше, люди! – вещал мужчина-любитель яблок, — если вдруг эпидемия какой заразы – первое дело фитонциды! Уберегут! И чеснок.
- Чеснок от вампиров помогает. А от зомби? – спросила девочка, дергая Тима за рукав куртки.
Но ему было некогда, он дотянулся до капусты и ухватил пару вилков. Руки были заняты, пакеты тянули к полу немилосердно. Напоследок парень совершил подвиг и ухватил пакет с помидорами. Теперь можно было возвращаться.
На кассе происходило настоящее столпотворение. Ребята встретились все разом, навьюченные до ушей. Чтоб не ждать, Лия просто щедро отдала пачку купюр работнику магазина и их пропустили в обход.
- Теперь бы в машину это всё поместилось бы… — угрюмо оглядел трофеи Тим.
- Я специально вызвала именно Аэроседес, там багажник вместительный. Что не влезет – в салон впихнем, делов-то! – нарочито беззаботно отозвалась Лия.
- Ребята, уже без пятнадцати! – заволновалась Вилена.
Тим психанул. Ну что за бред? Ну какой апокалипсис? Да ещё и по расписанию!
Лия покосилась на него и успокаивающе произнесла:
- Да-да, надо поторопиться, а то родители будут нас ждать, это же некрасиво!

«Аэроседес» едва полз, цепляя днищем макушки особенно высоких деревьев, но всё-таки они успели вовремя. И, прилетев в Лунту, подлетая прямо к «Сюрпризу», встретились с подлетающими гостями.
Пока Тим и Лия обнимались с родителями, знакомили их, Робокопыч и Мор Дедоз выгружали покупки, а Бучик заполошенно крутился по ногами. Потом первый ажиотаж встречи улегся, все чинно прошли в зал кафе. В этот день «Сюрприз» официально был закрыт, приватная вечеринка, так сказать.
Надо сказать, что мамы нашли общий язык сразу, они в обнимку прошись по кафе, знакомясь с обстановкой. Отец же Тима сначала с подозрением взирал на Мора Дедоза, а потом, узнав, кто перед ним, бурно расхохотался и обнял волшебника, хлопая по спине так, что у того чуть глаза из орбит не повылезали.
- А ведь меня в детстве тоже пугали тобой! – пробасил он довольно, — а я не боялся, а наоборот мечтал увидеть, можно сказать, не шибко в тебя верил! Зря, оказывается. Мужик ты хоть физически не слишком силен, но опасен, чувствуется – есть в тебе какая-то сила, а я чую это нюхом, не зря прошел три войны!
В ответ на похвалу Дедоз расцвел, приосанился. Да и пожив с мамой Лии, он маленько окреп, заматерел, не очень уже напоминал того скрюченного и высохшего злодея, что предстал перед ребятами в Новогоднюю ночь.
Робокопыч же с Виленой очень захотели увидеть пресловутый «мамочкин бункер», и Лия повела их в подвал. Тим увязался было следом, но в кармане затрынькал телефон.
- Тим! – заорал из трубки голос Макса, — ты где? Не могу на домашний дозвониться.
- А я не дома, я вообще даже не на Ливтаре. А что, что-то случилось?
- Да! Шеф вызывает на работу. Меня поднял раньше кукареков, а тебе повезло, что из дома смылся, успел. Тут проблемы с соседней планеткой…
Связь вдруг забарахлила.
- И… ра… прие…неко…
- Макс, не слышу тебя! – прервал Тим, — что за блин!
Он быстренько прошел к выходу. Может на улице лучше ловит?
- Матвеич требует, чтоб ты срочно приехал, — докричался Макс, — с этим апокалипсисом просто безумие какое-то творится!
- У нас тоже, — вздохнул Тим, — но я не смогу раньше, чем через полчаса добраться…
И тут его взгляд упал на небо поверх соседних домов. Оно стремительно темнело, надвигалась туча.
- …кстати, как у вас погодка?
- Да непонятно, пасмурно всё, — ответил Макс, — будто перед грозой.
Тим поежился.
- Но ты всё равно выдвигайся поскорее, как сможешь, тут действительно завал, требующий твоих гениальных мозгов.
- Угу, сейчас только с родителями разрулю кое-какие дела и сразу… — пообещал Тим, — Ипполиту Матвеичу передай, что с него двойной выходной потом.
Туча уже закрыла почти всё небо. На улице было безлюдно, совершенно пусто, казалось, все попрятались по домам.
- Тим! – позвала мама, — давай к нам, мы уже садимся за стол!.
- Всё, давай, — буркнул Тим в трубку, — увидимся.
Отключаясь, успел отметить на экране время: 9:59.
Повернулся, сделал несколько шагов к празднично накрытому столу, за которым восседала вся компания в сборе и тут… наступила тьма. Резко. Словно во всем пространстве выключили свет.

2.

Тим от неожиданности встал, как вкопанный и даже выставил перед собой руки, чтоб не врезаться во что-нибудь
А потом обе мамы разом вскрикнули.
- Что происходит? – голос отца Тима испуганно дрогнул.
Из темноты заплакала Вилена. Скрипнул Робокопыч, успокаивая её.
- Это всё… правда? – Лия даже не проговорила, а просипела, — Тим, ты где?
- Я здесь, — выкрикнул Тим, — я вас не вижу!
- Мы тоже ничего не видим…
- Сынок, иди на голос, иди к нам, сюда, скорее! – позвала мама.
А на улице взвыла сирена и тут же захлебнулась, смолкла, словно обрубленная.
Зато взвыли десятки голосов. Видимо, не всех тьма застала дома. Откуда-то издалека донесся визг тормозов, лязг железа, звуки столкновения машин.
Тим зажмурился, словно бы стал свидетелем жуткой аварии, но потом понял, что разницы нет – что с открытыми, что с закрытыми глазами. И медленно, ощупывая пространство, раздвигая стулья, пошел к родительскому столику.
Не видно было совершенно ничего. Лишь поскуливала Вилена, да Лия звала его.
- Ни фига себе! – голос Мора Дедоза звучал пораженно, но оптимистично, — вот это да!
Потом звук отодвигающегося стула.
- Морик, ты куда? – всхлипнула мама Лии.
- Пойду запру дверь. Только нашествия зомби нам не хватало.
- Каких зомби???
- В тьму я тоже не верил.
Наконец, Тим добрался до стола, нащупал дрожащую Лиину руку и чуть не разрыдался от спавшего напряжения, хотя по прежнему не видел её.
А первым пришедший в себя Робокопыч уже отдавал распоряжения.
- Там на стойке упаковка свечей, сейчас я найду зажигалку и принесу. Клония, будьте добры, подержите Вилю за руку…
- Конечно, — послушно отозвалась мама Лии.
- Ну коли так дела обстоят, — возобладал над собой и отец Тима, — объявляю военное положение. А в связи с этим выношу на рассмотрение предложение покинуть эту территорию и спуститься в подвал… как только будет видно.
У стойки что-то чиркнуло и маленький кусочек света слегка разогнал тьму. По крайней мере, теперь она казалась густым черным туманом, а не непроглядной стеной.
На улице кто-то протяжно и нехорошо взвыл.
- Свет! – разом заорали обе мамы, но Робокопыч и сам догадался и потушил.
- На улице темно, хоть глаз выколи, — доложил вернувшийся Мор Дедоз, — нигде ни огонька. Кто-то там есть, люди, но очень далеко. Что будем делать? Спасать?
- На улицу выходить запрещаю! – рявкнул отец Тима.
- Согласен с Лукой Сергеичем, — одобрил Робокопыч, — никаких спасательных операций, кроме защиты собственных шкур. И сейчас, как он мудро предложил, выдвигаемся в сторону подвала…
- Как хорошо, что вход в него из кухни, — прошептала мама Лии, — продукты легко будет перетащить.
Тиму казалось ирреальным всё происходящее. Лия жалась к нему, дрожа, друг друга они не видели по прежнему, даже очертаний, слышны были только голоса.
- Я иду первым, — скомандовал Робокопыч, — знаю дорогу. За мной – Клония, она расскажет, где на кухне что находится, дальше Вилена, Алефтина, замыкающим — Лука Сергеич, он надежен. Мор Дедоз, Тим и Лия задержатся и что смогут – соберут со стола с собой, но по-быстрому. Все держимся за руки.
Отец Тима одобрительно крякнул и цепочка потянулась к подвалу.
Тим старался удержать всё, что наощупь передавала ему шмыгающая носом Лия. Мор Дедоз кряхтел и чем-то позвякивал. Наконец, они тоже последовали за сотальными. И в момент, когда уже подходили к спуску в подвал, пол под ногами дрогнул, землю тряхнуло.
- Ай! – вскрикнула Лия и уронила что-то.
- Тихо-тихо! – успокаивающе позвала из темноты Алефтина, мама Тима, — ребятки идите сюда.
Нащупывая ногой первую ступеньку, Тим оглянулся и успел увидеть в дверном проеме стеклянные стены зала кафе. А сквозь них – маленькие вспышки-точечки в небе, двигающиеся, угрожающе падающие вниз. Их было видно даже сквозь тьму – какого же они размера?? Ещё один толчок прибавил Тиму прыти, а рука Лии проворно тащила вниз по длинной винтовой лестнице на неимоверную глубину.

Как только захлопнулась дверь подвала, в нем мгновенно ожили огоньки, резво начали зажигаться свечи. Мамы, спускаясь, расставляли их повсюду. Хотелось сделать пространство как можно светлее, чтоб увидеть друг друга, перекошенные паникой и отчаяньем лица – но всё-таки увидеть! Зареванная Вилена поменялась с Тимом местами, шла теперь последней и собирала, тушила ранее зажженные свечки.
- Надо экономить! – грустно пояснила она.
- Молодец, девчонка, — одобрил Лука Сергеич, а Робокопыч поспешил любимой на помощь.

Время стало тягучим, как переваренный кисель.
Все расселись, кто куда и растерянно молчали. Да и о чем было говорить? Похожая больше на страшный сон, чем на реальность, картина удручала. Что там снаружи происходит? Звуки оттуда практически не доносились, а толчки были едва ощутимы. Что происходит на планете?
Сколько прошло времени, прежде чем тихий голос Клонии прервал тишину?
- Что с нами будет?
- Надо подняться наверх, — провибрировал голос Робокопыча, — оценить ситуацию. Я, как самый неуязвимый, пойду…
- Нет! – Вилена прижалась к нему, обхватила руками, — не надо, милый! Я боюсь.
- А я уже устала бояться, — проговорила Лия, — чудно, но думала, что когда это произойдет, буду весь день в паническом ужасе. Но нет. Кончились силы бояться. Да и какой смысл?
Все посмотрели на нее удивленно.
- Лия права, — кивнул Тим, — бояться нет смысла, что будет, то будет.
- Но разве есть смысл лезть на рожон? – мама Тима кивнула наверх, — отсидимся здесь, скоро всё закончится.
- Дождемся Конца тьмы, — усмехнулся Лука Сергеич.

И тут Лия вскочила, как ужаленная.
- Бучик! Мы забыли… мы же оставили его наверху, в коляске!!
В одно мгновение она исчезла на темной лестнице, и только звук каблучков гулким эхом пронесся вверх.
- Лия! – Тим сорвался следом.
- Будьте осторожны! – крикнул отец Тима.

В зале кафе уже не было так темно, как сначала. Вспышки с улицы озаряли помещение, разбитые стекла окон зияли зубастыми осколками. Тим поежился.
- Бучик! – крикнула Лия, озираясь по сторонам, — Бучик, где ты?!
Писк донесся из-под стола, за которым они собирались мирно посидеть семьями.
- Я заберу его, — Тим побежал, натыкаясь на стулья.
Лия же медленно побрела к окнам, зрелище на улице завораживало.
Тим нашел закатившуюся коляску (а Лия хочет ребеночка… куда нам детей, если мы даже про домашних животных забываем, когда речь идет о спасении своей жизни?) под столом, там, попискивая, метался бучерашка, стараясь высвободиться от ремней. Тим быстро принялся отстегивать его. Напуганный зверек дрожал всем телом, вращая глазенками.
- Сейчас мой маленький, — приговаривал Тим, — прости нас, сейчас мы тебя отсюда заберем и всё будет хорошо…
Можно только догадываться, что ему пришлось пережить здесь в одиночестве!
Но в тот момент, когда была отстегнута последняя пряжка, Бучик вдруг, подобно туго сжатой пружине, которая наконец-то развернулась, прыгнул и бросился наутек.
- А… — Тим не успел даже сообразить, — Лия, он убегает!
А бучерашка уже прошмыгнул мимо ног девушки и сквозь разбитую витрину выскочил на улицу.
- Бучик, — завопила Лия и последовала его примеру.
Тима охватила паника. Нельзя выходить! Но там его любимые.
И он бросился следом.
Едва оказавшись за дверью, Тим сразу увидел в свете очередной вспышки Лию. Она уже на углу улицы поймала-таки бучерашку и прижала его к себе. В следующую минуту снова стало темно.
- Лия, сюда! – заорал Тим что было мочи, — иди на голос.
Но едва он замолчал, раздался такой жуткий, душераздирающий нечеловеческий хриплый рык, что фразу «кровь похолодела в жилах» Тим прочувствовал всем телом. И в следующее мгновение – отчаянный, полный боли, крик Лии. А следом – визг Бучика. Тим, шатаясь и держась за стену, двинулся туда. Он боялся потерять ориентир, а ноги плохо слушались. Он понял, что если с Лией что-то случится… в общем, потерять её было для него страшнее Конца света. И через несколько шагов в него врезалось что-то большое, мягкое.
- Ти-и-и-им… — плакала Лия, вцепившись в него, где-то рядом скулил бучерашка.
Не раздумывая и уже не соображая, что может потеряться, Тим сгреб их обоих и рванул назад, в сторону спасительной дыры.
Внутри кафе они оказались очень быстро, но Тим споткнулся и они упали. Поползли судорожно прочь от выхода, до самой стойки. Там привалились к стене, тяжело дыша. Бучерашка скулил, прижавшись к Лие, вцепившись в неё намертво. Девушка плакала. Тим дрожал так, что зубы стучали. Они все неотрывно смотрели в сторону дыры.
Зомби не замедлил показаться. Он встал во весь рост в проеме и зарычал так, что всем стало дурно. Принюхался. Взялся руками за торчащие осколки, намереваясь влезть внутрь.
И в этот момент небо озарилось ярким светом и сквозь него Тим увидел огромный диск, висящий над крышами домов. Гигантский космический корабль, межгалактический, никак не меньше.
- Нибиру… — прошептала Лия одними губами.
Из днища корабля вырвался хлесткий луч, в секунду обвил тело зомби и утащил его вверх. Потом свет потух.
Несмотря на то, что корабль стал их спасителем, выглядел он страшновато. Какое-то ощущение жути, безнадеги исходило о него.
- Уходим, — прошептал Тим, и они быстро поползли в сторону кухни. Через пять секунд дверь подвала закрылась за ребятами, и они стали медленно спускаться по вновь освещенной свечами лестнице. Лия хромала, ноги Тима ещё тоже не вполне его слушались, так что двигались ребята в обнимку, привалившись друг к другу.
А снизу к ним спешили мамы. Помогли спуститься, усадили на расстеленные одеяла.
- Всё нормально? – принялись осматривать, ощупывать.
Мор Дедоз забрал бучерашку, успокаивал зверька.
- Оно… оно меня укусило… — выдохнула вдруг Лия, показывая ногу.
На лодыжке зияла огромная царапина, но неглубокая, след не то от зубов, не то от когтей.
- Сейчас! – Вилена бросила к аптечке на стене, — я работала медсестрой сразу после школы, знаю, как надо обрабатывать такие вещи.
- Вас учили лечить укусы зомби? – слабо, сквозь слезы, улыбнулась Лия.
- Нет, но я поимпровизирую, — Вилена ободряюще улыбнулась в ответ и сжала подруге руку. Подвиг для девушки, ведь было видно, что она сама еле справляется со страхом и волнением.
- Расскажи, что там происходит, много зомби? – поинтересовался Робокопыч у Тима.
Тим помотал головой, приходя в себя.
- Мы видели одного. Но его тут же забрали эти… с Нибиру.
- Эннанеки, — кивнул отец, — чрезвычайно злобные и жестокие существа.
- Там всё та же тьма?
- Да…
Снова толчок. Наверху что-то грохнуло, зазвенело.
- Моё кафе… — всхлипнула мама Лии, — разнесут к чертям…
- До нас не доберутся, — заверил Мор Дедоз, — подвал добротный.
- Но сколько нм тут ещё сидеть? – воскликнула Алефтина, — сколько вообще времени сейчас? День? Вечер?
- Не беспокойся, дорогая, — Лука Сергеич мужественно сохранял военную выдержку, — сколько необходимо, столько продержимся. У нас куча продуктов, достаточно воды и хватит одеял, чтоб не замерзнуть, а крепкая дверь обеспечит защиту.
- Располагайтесь все, как кому удобно, — дрогнувшим голосом предложила Клония, — кому надо в туалет, вон там, у дальней стены, дверь.
- Как всё продумано, — покивал Лука Сергеич и устремился по указанному адресу.
- Ну как ты, как нога? – Тим тихонечко присел рядом с любимой.
- Вилена сказал, что до свадьбы заживет, — улыбнулась Лия.
В полутемном свечном освещении казалось, что у нее огромные синяки под измученными глазами, вообще она сейчас была похожа на маленькую девочку, беззащитную и напуганную вновь, но изо всех сил борящуюся со своим страхом.
Тим вспомнил вдруг про звонок Макса и на него напал озноб: а если бы успел уехать на работу? Что было бы с ним? Что сейчас с Максом и Ипполитом Матвеевичем?
- Думаю, что если с этим не тянуть, то заживать будет уже после свадьбы…
- Тим?! – Лия изумленно отстранилась, — ты делаешь мне предложение?
- Ага, — он улыбнулся. Искренне и счастливо.
- Ничего себе… — выдохнула Лия, — как, однако, романтично – в окружении зомби и злобных пришельцев, сидя в холодном подвале, и без цветов…
- Ну почему же? – к ним подползла Вилена и сунула Тиму в руку салфеточный бумажный цветок из тех, которыми мама Лии украшает столики, — извините, ребята, случайно подслушала ваш разговор, а цветов тут – целая коробка, так что если одного мало, Лия, ты только скажи – Тим тебя ими осыплет!
- А хочешь – серенаду споет? – отец Тима услужливо протянул пылившуюся в углу незнамо сколько лет гитару, — простите, но я тоже услышал ненароком. В детстве Тим довольно хорошо пел, даже в хор ходил.
- Ой, батюшки! – Алефтина всплеснула руками, — так это должно было быть не простое знакомство, а помолвка?! Ребята, какой сюрприз!
- И для меня! – Клония полезла обнимать Тима и Лию, — что ж вы молчали-то? Дорогие мои!
- Да мы как-то и не планировали вовсе, правда, Тим? – Лия смутилась.
- Но тем не менее, я очень хочу, чтоб ты вышла за меня замуж! Так каким будет твой ответ? – Тим зарылся лицом в её волосы, прошептал нежно на ушко.
- Конечно же, я согласна…
- Совет да любовь! – воскликнул Робокопыч, — ребята, семья – это прекрасно!
Вилена застенчиво опустила глазки.
- Ну а , как бывший злой волшебник, отныне сменивший амплуа, но не утративший удали, помогу украсить романтический момент! – провозгласил Мор Дедоз, — только прошу принять во внимание, что чудеса добрые творить непривычен, потому может, конечно, выйти черт-те-что, и если так – то простите, но будем надеяться…

Он забормотал что-то в сторону и оттуда вдруг вспорхнула стайка белых голубей, закружилась под потолком, а затем осыпалась оттуда всем на головы ворохом светящихся цветов. Благоухая, они медленно таяли, пока не исчезли вовсе. Все ахнули от восхищения.
- До чудес брата мне далековато, но кое-что могём, подглядели! – улыбнулся Дедоз в бороду, а Клония благодарно чмокнула его в щеку.
- Самый прекрасный Конец света в моей жизни, — не удержалась от растроганных слез Алефтина и даже не стала их утирать, — мы с отцом уже не чаяли, что наш сынок созреет до такого решительного шага, так что рады втройне!
- Ну если уж мы всё равно застряли тут – так давайте отпразднуем это дело! – махнул рукой Лука Сергеич, — все, кто не ранен – тащите жратву, а я сооружу столешницу.
Пока Тим и Лия обнимались в одиночестве, остальные накрыли праздничный стол, украсили его свечами щедро, не жалея света, а из одеял свернули подобия диванов. Дружно уселись вокруг и праздник начался.
Поднимали тосты с соком за будущих новобрачных, потом за их будущих детей (бучерашка воспрял и обрадовался перспективе прибавления в их семействе малышей. Вот то будут настоящие ему друзья в играх – мечтал он).
- И всё-таки, есть в этом дне что-то совершенно замечательное! – мама Лии прослезилась вновь, поднимая бокал, — конец старому миру, начало новому. Обновление. Вот родилась семья, на наших глазах. А если бы не случилось то, что случилось, разве случилось бы это? Ох, ну я и сказанула!
Все рассмеялись.
- И неважно, что там сейчас творится на поверхности, — подхватила мама Тима, — здесь мы все вместе и да будет так!

Они ещё долго ели-пили, а потом и вовсе просто сидели, вспоминая, как Лия с Тимом были маленькими, рассказывая разные истории из своих жизней, смеясь и перебивая друг друга, ностальгируя и тоскуя, радуясь и подтрунивая друг над другом.
Когда усталость взял свое и разговоры постепенно стали смолкать, поглядели на часы: была уже почти полночь.
- Скоро начнется новый день, — сказал Мор Дедоз, укачивая уснувшего бучерашку.
- А так не хочется терять ни минуты из этого, — сонно проговорила Вилена, — он был таким… необычным. И будет ли ещё один такой?
- А давайте говорить до рассвета? – предложила Лия, — не будем спать, а представим, что наверху ночь и к утру рассветет.
- Выпьем до дна день апокалипсиса, — подхватила Клония.
- Он так сплотил наши семьи, как никакое другое событие, — кивнул Лука Сергеич.
- Да уж, событий было много сегодня. Одно другого круче. Но как же замечательно, что мы все рядом. И мы с Виленой благодарны вам за то, что в этот день позволили соприкоснуться с вашими чудесными семьями, подружиться и даже больше.
- Мы как будто одна большая семья отныне, — кивнула Алефтина, — и это навсегда! Завтра будет новый день и новая жизнь.
Они разместились на разложенных повсюду одеялах, кутаясь в них. Зябкая прохлада подвала начинала пробирать до костей. Но всех грели мысли и воспоминания о том чудесном, что было, а также надежда на то, что будет ещё в их жизни.

3.

- Тим… — вдруг прошептала Лия, — день уже заканчивается, да?
- Да.
- А там же… там апокалипсис, гибнут люди, а у нас… просто не может быть всё настолько хорошо и позитивно!
- Но ведь так и есть. Милая моя будущая жена, давай ценить то, что имеем, не думая о завтра?
- У меня предчувствие, Тим… жуткое предчувствие…
Парень напрягся.
- И ещё – жутко болит нога под повязкой. Будто её жгут каленым железом. Тим, я терплю, чтоб не расстраивать всех, но чувствую себя не очень.
Она склонилась к нему, шептала в самое ухо.
- Ещё голова кружится, тошнит и какие-то смутные желания возникают. Пугающие. Что-то должно случиться.
- Всё будет хорошо, — хотя самого Тима будто ледяной водой окатили.
- Не будет. Меня укусил зомби и теперь я стану одной из них… — Лия опустила голову, — я чувствую, будто что-то меняется внутри меня. И не знаю, что делать. Тим, я становлюсь опасной для всех?
В этот вопросе прозвучала мольба. Тиму захотелось взвыть, и он спрятал лицо в волосах любимой, чтобы остальные не увидели его отчаянной тоски.
- Девочка моя, не становишься. Я… я всё сделаю.. – но что конкретно делать он не знал, просто знал, что надо успокоить её, — всё будет хорошо!
Лия на мгновение отстранилась, и парню почудилось, что глаза сверкнули в темноте красным. Потом она снова прильнула к его груди.
- Постарайся уснуть, — попросил он.
- Боюсь. Вдруг потом проснусь уже другой. И ты тоже не спи! – она легонько шлепнула его по спине, — вдруг загрызу тебя во сне…

Все вокруг задремали. Сверху больше не доносилось даже отголоска звуков. Трясти перестало.
«Может быть город затопило? Такая тишина… Или Эннанеки всех утащили и город пуст. Пусть и мертв. Хорошо бы чтоб и зомби всех забрали… А может быть ничего уже не существует. Планета раскололась и погибла. А они уснули и умерли во сне. И продолжают оставаться в той реальности, где есть лишь подвал. А за его дверью – вселенская пустота… космос… или непроглядная тьма, поглощающая всё и всех».
Такие вот мысли лезли в голову Тиму, пока он обнимал Лию и поглаживал по спине. И казалось ему сейчас, что всё закончится так толком и не начавшись. И если апокалипсис способен пощадить кого-то, то какой же это апокалипсис? А если так – может быть действительно стоит ценить самые крохотные минутки, нет, даже секундочки жизни. Не растрачивать их на пустые переживания, страхи, неуверенность и сомнения. ЖИТЬ, потому что в следующий момент всё может закончиться вот так, безвозвратно.
Лия зашевелилась у него в руках и Тим машинально глянул на часы – 6 утра. Так долго просидел незаметно для себя, переоценивая былые ценности.
Через считанные минуты должен бы быть рассвет. Чем их встретит планета наверху?
Он знал, чем. И оттягивал время выхода из подвала. Тут сконцентрировался его новый мирок, все те, кого он любит. А там – там придется менять и меняться.
Тим обвел глазами спящих. На лицах безмятежность. Свечи мирно потрескивают, освещая и согревая пространство. Они больше не мучаются, не боятся, не страдают. Сейчас они отдыхают от ужасов, от паники, от отчаянья и всех тех эмоций, что вчера наполняли это помещение. Сейчас им снится их привычная жизнь. А может быть им снится свадьба Тима и Лии? Вон, его родители улыбаются во сне, так что очень может быть они там уже внуков нянчат.
Лия снова завозилась, всхрапнула и звук этот был похож на рык. Тим вздрогнул.
Лия во сне вдруг сжала его одной рукой, а другой уперлась пальцами в спину. Потом расслабилась и впилась уже ногтями в его свитер. Снова рыкнула. Не открывая глаз потянулась лицом к его шее…
- Лия! – он резко отстранил девушку, встряхнул её.
Лия распахнула глаза. Улыбнулась. Облизала губы.
- Тим… я хочу пить.
- Сейчас, — он усадил её на одеяло, поднялся, разминая затекшее, непослушное тело, — принесу тебе воды.
- КРОВИ! – вдруг зарычала Лия, вставая на четвереньки, и захохотала на весь подвал.
А в следующее мгновение её взгляд вдруг стал растерянным, девушка попятилась, забилась в самый угол, хныкнула оттуда:
- Тим, я хочу перегрызть тебе горло… убей меня…
- Что случилось, ребята, — сонно спросила Клония.
- Я на пенсии, выключите будильник! – вяло отозвался с другой стороны спящий Робокопыч.
- ХОЧУ КРОВИ! – взвизгнула Лия, выпрыгивая из угла.
Тим отпрянул, а в глазах потемнело. Он так надеялся… он вовсе не был готов к тому, что происходило. Ведь всё уже было хорошо.
Рыча и подвывая, Лия двинулась к парню. Он раньше не особо любил ужастики, теперь понял, почему. И уже никогда не полюбит.
- Эй-эй-эй, — голос Мора Дедоза помог вернуть самообладание, — Лия!
- Она зомби? – простонала Вилена.
А Лия рычала и наступала. Игнорируя полное помещение людей, она шла к Тиму.
- Полшестого утра, ребята, приглушите свои брачные игры, — и отец Тима отвернулся к стене и захрапел.
«Вы с ума посходили?! Не видите, что происходит?!! Или это я сошел с ума?!!» — хотелось орать парню.
А Лия подкралась совсем близко. Разлохмаченные волосы и горящие глаза – вот что последним запомнил Тим, перед тем, как закрыть глаза, когда она прыгнула на него, схватила за горло, сжала.
- Ну-ну, девочка, всё, хватит! Уже утро! – чьи-то сильные руки взяли и оттащили ту, которая была готова перегрызть Тиму артерию. Тим упал, не в силах удержаться на ногах, глотая воздух.
- Тогда я тебя съем! – жутким голосом завопила Лия, набрасываясь на Мора Дедоза, который и спас парня, — за то, что испортил мне всю «малину»!
И она расхохоталась, а следом за ней и Дедоз. Родители Тима лишь махнули руками из-под одеяла и продолжили нежиться.
- Ти-и-им, а ты что, правда так испугался? – только сейчас Лия заметила, что Тиму по-прежнему нехорошо, — ой…
- Я просто наслаждалась, думала, что он хороший актер, такая гамма эмоций, — удивилась Вилена, подходя к парню, который всё ещё не мог встать и ничего не понимал, — Тим, что с тобой?!
- Лия… ты… ты…
- Я пошутила, Тим. Я не зомби!! Ну, прости!
Она кинулась к парню, обняла его, целовала в щеки, лоб, волосы, приговаривая:
- Всё, всё хорошо, всё закончилось.
Тим выпученными глазами обвел всех присутствующих – все смотрели на него недоуменно улыбаясь.
- Ладно уж, давайте подниматься отсюда, — скомандовал Мор Дедоз, — думаю, никому не помешает глоток свежего воздуха и завтрак на рассвете после всего, что вчера произошло будет как никогда кстати.

Тим с Лией шли последними, и он видел наверху прямоугольник двери, через который лилия свет. Естественный уличный свет.
- О, боги.. – посетовала Клония, разглядывая погром в зале, — тут и за сутки не убрать. Хорошо же повеселились… Ладно, закажу дополнительную бригаду. Давайте очистим хотя бы один столик и сядем!

Тим стоял, прижавшись к стене и смотрел, как родители и друзья деловито снуют по залу, сметая осколки, таская стулья, раздвигая обломки, накрывая на стол. Клония включила музыку.
На улице было светло, солнышко всходило привычно, как всегда, освещая улицы, разбитые витрины, замусоренные тротуары. Он пошел к выходу, открыл дверь, сделал шаг на улицу.
По ней будто колонна танков прошла, стреляющих на ходу. Вывороченный тротуар, погнутые фонари, побитые окна в домах напротив. Но, вопреки опасениям – никаких трупов. А ещё через минуту на улицу потянулись люди…
- Тим, иди к нам! – позвала весело Лия.
Все уже сидели за столом. Как вчера. Перед самым началом.
Как робот, Тим подошел и сел.
- Да что с тобой такое? – изумилась мама Лии, — сынок, ты хорошо себя чувствуешь?
- Стоп! – Лия замерла, словно её озарило, — боюсь ошибиться, но… Тим, только не говори, что ты не знал про ежегодное празднование Конца света на Тамании. Ты ведь тут прожил столько лет!
- Это наша вина, — вздохнула Алефтина, — каждый год в этот день мы увозили Тима куда-нибудь на другую планету, чтоб не травмировать. В прошлом году приурочили к нему приглашение от бабушки.. Сынок, но мы и подумать не могли, что ты не знал об этом дне.
- Знал, конечно, — промямлил Тим, — но не догадывался, что его празднуют… с таким размахом. Я ведь и правда поверил в происходящее. Ждал что-то похожее на Хеллоуин, а тут так!..
- Ты думал, что наступил настоящий апокалипсис? – изумились Вилена и Робокопыч, — бедный… невероятно, что ты пережил за вчерашний день. Мы-то уже в третий раз на нем присутствуем. И прилетели специально, нас Лия пригласила, думали – повеселимся. В этот день всегда случается что-то совершенно необычное, масштабное. Так здорово окунуться в непредсказуемую программу дня, поиграть в страх, панику.
- Да, власти постарались на славу, — кивнула Клония, — такое устроить! В прошлом году землетрясения не было…
- А Нибиру была! Но я не успела зарезервировать место. Как и в этом году. Да и дорого что-то вознесение стоило, может в следующем… А для роли зомби не успела маску приготовить, всё некогда было, — посетовала Лия, — мам, ты сама решила, что по тихому, в семейном кругу, отсидимся в кафешке и всё!
- Ну да, — кивнула Клодия, — надоело уже каждый год-то экстремальничать. Да и не молодежь мы уже, чтоб бегать по улицам и подвиги совершать, это уж вы без нас потом, в другой раз.
Они все преспокойно пили чай, пока Тим «переваривал» услышанное.
- А тут такой случай с укусом… — Лия вспоминала с наслаждением, — Тимушка, ну прости меня, я же не знала, что ты всерьез всё воспринял, думала, подыгрываешь. Вот и разошлась, пользуясь случаем. Но скажи же, что реалистично вышло, а?
- Более чем! – угрюмо кивнул Тим.
- Жениться-то не передумал? – толкнул парня в плечо Робокопыч, — девочка с фантазией! Правильно ты его покусала, нашел место для предложения руки и сердца!
- Да не, я не то чтобы по этой причине. Просто все спать поукладывались — быстро вы «сдулись», а мне было скучновато так быстро заканчивать представление, — капризно пожаловалась Лия, — вот и устроила побудку.
- Ну, достойное завершение апокалипсиса, — кивнул Лука Сергеич, подмигивая Тиму.

Тим слушал вполуха и смотрел, как по улицам идут люди в рабочих комбинезонах, улыбаются всем, что-то оживленно обсуждают; едут мусороуборочные машины, подчищая всё вокруг; трудятся ремонтники: дорожники латают проезжую часть, стекольщики вставляют новые стекла, взамен разбитых… А вон устало бредет куда-то – вероятно домой – группа зомби, на ходу вытирая грим.
А один зомби, тот самый, что ночью тут набедокурил и был унесен Эннанеками, увидел Лию, узнал её, улыбнулся и весело помахал рукой. Она замахала в ответ, поднимая ногу в повязке. Зомби виновато пожал плечами, как бы извиняясь, а Лия расхохоталась.
А Тиму даже возмущаться не хотелось. Ну вправду, кто знал, что он такой непросвещенный, никто и представить не мог. И что произошло в его внутреннем мире вчера – оно того стоило. Полная переоценка всего, что считал важным. Вот что самое позитивное. Может статься, он так бы и не осмелился сделать любимой предложение, если бы не Конец света! Так что есть благое в самом ужасном.

Звонил телефон – мобильная Сеть восстановилась.
- Привет, Тим! – заорал Макс, — ну как тебе глобальное в миниатюре?
- На Ливтаре тоже?
- Ну конечно! У нас такой роскошный потоп был, что мама не горюй, — хвалился Макс, — а у вас?
- У нас тьма, зомби и Нибиру, — отчитался Тим.
- Обалдеть! – восхитился Макс, — а к нам не прилетали… всё, в следующем году тоже отправлюсь на Таманию! Расскажешь потом, как было. Ты по городу бегал?
- Нет, сидели в подвале.
- Сутки? Ну ты даешь! Друг, ты меня разочаровываешь прямо… Столько развлечений к твоим услугам, а ты как старый дед пережидал.
- Мы с Лией родителей знакомили…
- Нашли время! После апокалипсиса нельзя было? Эх ты, мы с Ипполит Матвеичем на славу оторвались, мокрые – хоть выжимай. Даже не прилегли за ночь, со вчерашнего утра бегали, по крышам лазили. И тебя же звали, чего так и не приехал, у нас столько задумок было?!
- Говорю ж, у нас тут тьма непроглядная сгустилась, и техника повырубалась.
- Ясно, у вас был технократический апокалипсис, а у нас средневековый какой-то… — определил Макс, — сильно поди городок покорежило? Ну ладно, убирайтесь там, приедешь – потом подробно расскажешь. Но не торопись, у нас тут воду ещё не всю спустили… Лие привет! Отбой!
Тим положил трубку, всё ещё не пришедший в себя полностью.
И лишь в следующую секунду на него накатило счастливое осознание: мы живы, мир жив. Всё остальное – суета сует и вся наша жизнь – игра.

- А вообще, откуда берет корни этот безумный праздник? – Тим на адреналине одним махом осушил кружку с чаем и протянул за добавкой, — Конец света отмечать – не слишком позитивно.
- Конец света, апокалипсис, армагеддон, — принялся перечислять Лука Сергеич, — всё это суть одно: сценарии человеческой глупости. Человеческого негативизма и страха. Однажды, давным-давно, в нашей вселенной произошел апокалипсис, но это был Конец тьмы, а не света. То и предсказывали индейцы Манту. Бред какой-то, что свет может закончиться! А все ждали массовой гибели всего живого, в красках живописали, как это будет происходить… разумеется, ничего из этого не сбылось. С тех пор так человечество и играется, отмечая дату, но имитируя собственные страхи, проживая заново свою недалекость и глупость. Празднуя им конец, выходя на свет на следующий день, приветствуя его.
- Значит вот как перевернуто с ног на голову..
- Конец света может случиться лишь в отдельно взятых людях, сынок, в их душах, — мягко сказала мама, — вот где важно сохранять рассудок. А игра уничтожает весь негатив, что скапливается в серьезно съехавших с катушек умах. Все страхи уходят, если дать им реализоваться. Вот скажи, ты пережил эти сутки, как всерьез, что-то поменялось внутри?
- Многое, — кивнул Тим.
- Для тебя, значит, это был момент взросления, — подвел итог Мор Дедоз, — приходит такой момент в жизнь каждого, когда наступает персональный апокалипсис – откровение – через который человек меняется. Пройдя через страхи, научившись ценить жизнь, ты только после этого начинаешь жить по-настоящему!
- Пожалуй, да, — у Тима не оставалось сомнений, — вы все прошли через это?
Сидящие за столом улыбнулись и промолчали. А в глазах было видно, что все сейчас понимают его состояние. Даже вечная кокетка Вилена смотрела на него глазами взрослой женщины сейчас. А Лия – полным любви взглядом, от которого душа Тима наполнилсь благодарностью. Не к кому-то конкретно, а вообще. Безликой, бесконечной благодарностью в пространство.
И он понял, как они правы. Личный апокалипсис – это гораздо серьезнее и неотвратимее, чем все мнимые «концы света» с их разрушениями, иллюзии – «исчезнет всё». Это раз и навсегда. А то, что происходит снаружи – это всегда игры, вечные игры людей. И только люди решают, во что им играть, чем пробуждать сознание себе и другим. И каждый решает за себя – во что верить, на что настраиваться.

- А на Ливтаре было наводнение, — вдруг сказал он, — в следующий раз останемся там, Лия. Я ещё не преодолел свой страх глубокой воды…
Все рассмеялись. Один лишь из присутствующих был серьезен и суров – бучерашка вскарабкался на стол и важно заявил:
- Не забудьте одеть на меня спасательный жилет, я тоже не умею плавать, но воду люблю…
- Обязательно, милый, — Лия сгребла зверушку и расцеловала, — кажется, и у животных случается момент личного апокалипсиса, верно?
- А следом за ним внутри всегда рождается свет, — кивнул Тим и обнял будущую жену.

похожие записи

сохранить этот пост у себя:

  11 комментариев to “Тим Чайников и Конец Света”

  1. Алиша, молодец,здорово получилось))мне очень понравилось.!))

  2. беспорно шедеврально. Особенно актуально в предверии апокалипсиса. Хочется верить, что именно так и будет, а то боязно как-то…

  3. Алиша, поздравляю! Чудеснейший рассказ!!!! Просто великолепно!!!!!

  4. Рассказ захватывает. Можно сказать, и реальные люди также каждый год отмечают конец света. Мне понравились размышления в конце рассказа: «Личный апокалипсис – это гораздо серьезнее и неотвратимее, чем все мнимые «концы света» с их разрушениями, иллюзии – «исчезнет всё». Это раз и навсегда. А то, что происходит снаружи – это всегда игры, вечные игры людей. И только люди решают, во что им играть, чем пробуждать сознание себе и другим. И каждый решает за себя – во что верить, на что настраиваться.»

  5. Хороший рассказ, как раз в тему к происходящему))) У нас кое-кто едет в монастырь на «Конец Света», чтобы уж сразу просветление если что)))))

  6. Конец Света — ура-ура!!!:) А уж такой, как здесь описан — что ж, мне нравится эта версия.

 Оставить комментарий

(required)

(required)

   
© 2017 Волшебный мир Алиши Suffusion theme by Sayontan Sinha