Когда едешь в Казань на электричке,  всегда обращаешь внимание на необычный храм, который хорошо видно из окон поезда. Храм, на станции Старое Аракчино, всегда поражал своей необычностью. Рядом с христианскими крестами, на куполах, можно было увидеть мусульманские минареты с полумесяцами, звезду Давида, буддийский или языческий символ.

Время шло, проходили годы, и было видно как меняется ого облик. Увеличивалась территория застройки, появлялись новые купола и башенки. Попасть в Старое Аракчино, и увидеть храм вблизи мне удалось только в 2012 году, собственно об этом и рассказ.

Автором и создателем этого необычного религиозного сооружения является уникальный человек — Ильдар Ханов, а его биография заслуживает отдельного внимания.

Родился он в 1940 году в семье грузчика, в том же самом поселке, где сейчас стоит построенный им храм. В то время их многодетное семейство ютилось в землянке, где и произошло событие, определившее дальнейшую необыкновенную судьбу мальчика из обычной татарской семьи. Когда ему было три года, Ханов переносит клиническую смерть из-за голода, после которой, по его мнению, он открывает в себе дар ясновидения и целительства. Шла война и к этому времени от недоедания уже умерли два его брата. Для него уже был сшит саван и все готовились к похоронам, когда на третий день Ильдар «оживает». Почему его не похоронили сразу, согласно мусульманского обряда — до сих пор неизвестно. Всю жизнь Ханов помнил, что происходило с ним в те дни. Он лежал в горячечном бреду на кровати; вдруг неведомая сила начала вращать мальчика. Взлетели простыни, раздался свист, и Ильдар устремился в какой-то длинный тоннель… Тоннель расширился, свист превратился в величественную мелодию, а затем наступила тишина. И тут он увидел весь мир одновременно, миллионы людей. Среди них были и те, кого мальчик хорошо знал. А потом появился Иисус Христос. Он взял Ильдара за руку и повёл за собой, показывая райские сады, ад, всё мироздание… Мальчику очень понравилось в том мире, он захотел остаться. Но Иисус сказал: «Ты всё увидел, но тебе сюда ещё рано. Тебе надо вернуться назад, на землю, и выполнить своё предназначение». Тут, будто сквозь туман, пробились голоса мамы и соседки. Первой пришла мысль: надо открыть глаза и что-нибудь сказать, чтобы они поняли — я жив! Сил хватило только на то, чтобы шевельнуться… Отец Ильдара обменял свои ботинки на молоко, благодаря которому его удалось выходить. Прошло время, закончилась война, а Ханов, еще будучи мальчишкой начинает увлекаться рисованием.

Повзрослев он заканчивает художественное училище и работает скульптором, архитектором, пишет картины. Увлекается спортом, а в пятидесятых годах даже становиться чемпионом Казани по боксу. После перестройки, как только появляется возможность, Ханов уезжает на несколько лет в Тибет. Там он изучает восточные религии, китайскую и тибетскую медицину, йогу и различные единоборства. К этому времени он знакомится с Юрием и Святославом Рерихами, Джавахарлалом Неру и другими, не менее известными людьми. А вернувшись в 1993 году на Родину, через год начинает строить на своем садовом участке храм.

Строит полностью на свои деньги, которых катастрофически не хватает. Параллельно со строительством, он начинает лечить людей. От болезней, от алкоголизма и наркомании. К нему приходит известность, а желающие получить лечение уже исчисляются сотнями… Перед храмом выстраиваются очереди больных людей. Те, кому он помог, не остаются безучастными к его стройке. Кто-то приносит деньги, а кто-то идет бесплатно класть кирпич или просто помогать как подсобный рабочий. Храм растет с каждым годом.

Здесь он пытается соединить шестнадцать религий, от известных мировых, до давно забытых, древних и языческих культов. Будучи мусульманином, чего он никогда не отрицал, сам себя Ханов называл «человеком мира», и находил общее, и близкое для себя во всех верах. Внутри храма расположены залы Христа, Будды, Матери Терезы. Храму будущего, или «Единства души», по его словам, «отведена роль архитектурного символа единства религий, культур и цивилизаций»

Но были и другие проблемы… Далеко не все представители объединенных в храме религий соглашались с этой позицией. Стройку Ханова называли кощунством, глумлением, и даже предлагали ее запретить. А он был непреклонен. «Здесь не будут проводиться службы» — говорил Ханов про свой храм. Продолжая строить, он не переставал писать картины и заниматься другим творчеством, мечтал о том, что внутри храма будет находиться детский дом, художественная школа и выставочный зал. В его планах был Международный реабилитационный центр для наркоманов, морской клуб, школа восточный единоборств, театр и многое другое. Что-то он успел осуществить, а что-то нет…

В феврале этого года Ильдар Ханов скончался, после продолжительной болезни. Не стало уникального человека, пытавшегося объединить человечество, поставить его на путь солидарности уничтожив внутри него зло. Он всегда говорил, что человечество еще не готово к этим свершения, и считал, что если религия будет едина — на земле прекратятся войны.

Можно по разному относиться к этому человеку и его идеям. Можно верить или не верить. Но тысячи слов благодарности, которые говорили ему вылеченные люди, которые до сих пор можно прочитать на его сайте, на странице «В контакте» - эти тысячи слов говорят сами за себя.

В одном интервью его спросили: » Детей и прямых наследников у вас нет. Но ведь человек не вечен. Не боитесь, что всё это когда-нибудь развалится?» На что Ханов очень уверенно ответил: » Не боюсь. Всё останется людям. Даже если Храм сравняют с землей, настанет день — и он возродится еще краше. А моя смерть меня не заботит…»


 (с)
Ещё статья про Храм всех религий в Казани: «Построить храм на огороде»

похожие записи

сохранить этот пост у себя:

  4 комментариев to “Храм-музей всех религий”

  1. Очень интересное сооружения, хот я и родился в Казани, я не когда не видел этот храм.

    • бывает :) Я тоже постоянно открываю для себя новые места и вещи в своем городке, хотя живу здесь уже много лет :)

  2. А как попасть внутрь монастыря? Там все закрыто.

 Оставить комментарий

(required)

(required)

   
© 2017 Волшебный мир Алиши Suffusion theme by Sayontan Sinha