Сен 182013
 

Воистину не знаешь, когда нахлынет вдохновение и накроет с головой. Так, что сил хватит лишь до компа добежать, сесть и открыть Ворд… И дальше руки отправляются в полет над клавитурой, управляемые мыслью! Читала вот статью в газете и вдруг ощутила приход. Внезапно увидела, прочувствовала, что я другой человек, его судьбу, аж сердце сдавило. И бороться бесполезно с этим огнем внутри. Только дать ему выход. Села и набросала рассказ. Олег говорит, что получилась сказка.
Во мне живет кто-то, кто отчаянно мечтает петь! До того, что однажды затмит меня, выйдет наружу и будет петь повсюду. Без оглядки на людей и обстоятельства.
И дай Бог, чтоб к этому времени я хоть немного смогла научиться петь, дабы не травмировать уши прохожих:)))) Итак, читайте…

«Поющая»

Она была не такой, как прочие.
Она бродила по улицам города, скользя отстраненным взглядом по стенам домов, по брусчатке мостовой, по лицам прохожих.
Она могла бы создать впечатление туристки из другой страны, с другим менталитетом, ибо была так причудливо одета, что невольно задерживала внимание.
Трудно было сказать, что она искала в городе, потому что передвигалась незатейливыми маршрутами совсем не по тем улицам, где можно было полюбоваться на какие-то памятники культуры — какой логике подчинялась в выборе пути? Однако, и в людных иногда звучал её голос.
Она пела. Ходила по улицам и пела. Иногда самозабвенно прикрыв глаза – и тогда она походила на эквилибристку, балансирующую на тонкой проволоке. Иногда, широко их распахнув. Тогда она плакала и смеялась в пении: в зависимости от песни, грустной или веселой. Но всегда песня звучала очень чисто, голос ни разу не сорвался.
Тем, кто из любопытства следовал за ней какое-то время очень быстро становилось ясно, что хотя она и видит окружающих людей, но всё же живет в какой-то своей реальности, больше реагирует на неё. Она никогда никому не отвечала на вопросы, а только улыбалась смущенно, как глухонемая или иностранка, не понявшая фразы
О, этот чудесный, льющийся потоком божественного нектара, голос! Он взлетал над тротуарами и площадями, искрился в переулках, отражался от оконных стекол. Его можно было впитывать кожей пить сердцем. Он чаровал и заставлял людей застывать на месте; будоражил и вызывал у слушателей поток слез; будил что-то внутри и зажигал на лицах такие солнечные улыбки, что невольно тучи на небосклоне расходились, погода прояснялось.
Она пела, бродя по улицам и в дождь. Но почти никогда не промокала. Всегда находился рядом кто-то, кто поднимал у неё над головой зонт, прохожие шли рядом, «перепоручая» её по дороге следующему зонту, которому было по пути. Часто забывали куда идут, пока не кончалась очередная песня.
Очень редко она не пела. Это случалось, когда в своем путешествии по городу, она набредала на музыкальный магазин, или слышала музыку, несущуюся из припаркованного автомобиля. Тогда она замолкала, останавливалась и слушала, едва шевеля губами. Слова и музыку она запоминала с первого раза. Таким образом новые песни поселялись в её репертуаре. Ещё реже она приходила к дверям торгового центра и впитывала, стоя на пороге. Она не любила помещений.
И неважно, на каком языке звучала песня – она исполняла её потом так чисто, так безукоризненно, что можно было невольно задаться вопросом: сколько языков она знает и какой из них её родной?
Она почти стала городской достопримечательностью. Почти – потому что невозможно было предугадать, где завтра будет гулять она, и какие улицы станут отражать её пение, замирая от восторга. Встретить её считалось удачей и добрым знаком.

Однажды некий ресторатор решил, что «добро не должно пропадать, а искусство должно служить людям» и мягко увлек её в недра своего заведения. Она проследовала за ним послушно. В первый же вечер в ресторане случился аншлаг. Она не хотела стоять у микрофона, ходила по сцене и между рядами, пела-пела-пела. Но при этом исключительно грустные песни. Во второй день – рассказывают очевидцы – она пела и плакала, двигаясь по стеночкам, искала выход. На третий, когда хозяин заведения огородил сцену тонкой сеткой, подобно решетке, она прижималась к ней грудью и пела очень тихо. Пока не потеряла сознание. «Надломленная птица…» — прошептал кто-то из зрителей. Когда её вынесли на воздух, она тут же поднялась и ушла. Свидетели этого не позволили ресторатору даже приблизиться к ней.

Никто не знал, ни кто она, ни где живет. Её фотографировали, но опознать по фото не могли. Сколько ей лет и как давно она в городе – тоже оставалось тайной. Ходили предположения, что это какая-то сошедшая с ума певица, уединившаяся в их маленьком провинциальном захолустье. Но доказать или опровергнуть их не представлялось возможным.

Однажды, прямо на площади, к ней подошёл немолодой уже, седой мужчина с грустными, усталыми глазами, в строгом костюме и…запел. Он пел так, что не оставалось сомнений – перед вами профессиональный оперный исполнитель. Его голос взлетал мощной волной вверх, рассыпался там рокочущим громом, падал на людей, превращаясь в мурашки на их коже. Она оборвала мелодию на высокой ноте, остановилась и впервые посмотрела прямо в глаза незнакомцу. Она просияла, подняла ладони к лицу жестом изумления, молча, стояла и слушала. Потом тихонечко, робко, начала подпевать. Она как будто вмиг переместилась всей душой своей в эту реальность, стала обычным человеком, обыкновенной очарованной женщиной, мгновенно влюбившейся и готовой отдаться чувству полностью.
Они стояли посреди наводненной людьми площади, лицом к лицу, в какой-то момент их пальцы встретились и переплелись. И свидетели этой встречи говорят, что пространство искрилось вокруг них в тот момент. И, обычно жужжащий от голосов в полуденный час воздух в этот момент звенел тишиной. Не слышно было даже автомобильных шин, шуршащих по дороге. Здесь царили два Ангела, которые пели, держась за руки.
Казалось, песня длилась вечно, многие жизни, время как будто остановилось. А потом он пошел прочь. А она пошла за ним, не отпуская руки. И лишь когда они скрылись в переулке, оцепенение спало. Люди очнулись, как ото сна. Но долго ещё не могли вернуться к своим обычным делам. А ещё сутки в сердце каждого звучала эта неземная, волшебная мелодия встречи, эти голоса.
С тех пор больше никто не видел её. Люди искали, но не встречали поющей ни в одной части маленького городка. И каждый мысленно желал ей счастья, где бы она ни находилась.
Она просто была.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

 Спасибо за уделенное внимание:) Буду рада отзывам. А если есть аккаунт на Прозе.ру — пишите ЗДЕСЬ.

похожие записи

сохранить этот пост у себя:

  4 комментариев to “Поющая”

  1. Хороший рассказ. :)

  2. Трогательно

Leave a Reply to Alisha Cancel reply

(required)

(required)

   
© 2017 Волшебный мир Алиши Suffusion theme by Sayontan Sinha