«Воспитание без воспитания — общение с ребенком без прямых средств воздействия, без команд, угроз, без одергиваний, замечаний, нотаций, без наказаний, битья и других мероприятий подобного рода. Предположим, что все это понято и принято. Без чего — ясно. Но с чем?..
«Педагогика сотрудничества»
Некоторые мамы и папы сами выкраивают время, чтобы заниматься с детьми. Их не смущает, что они непрофессионалы. Считают: если я сам умею читать и писать, то логично предположить, что сумею научить этому и своего сына или дочь. Зато в домашней школе ребенок имеет больше шансов остаться самим собой, потому что его никто намеренно не формирует и не воспитывает. Тут все происходит легко и естественно, как в настоящей жизни. Дома ребенка обязательно любят, жалеют, и ему всегда достается самое лучшее.
Дело не в материальном достатке, а вот именно в духовно-душевном богатстве детского окружения. Бывает, щелочка света из-под двери отцовского кабинета, которая не гаснет за полночь, становится лучшим воспитателем трудолюбия и упорства, чем любые уроки трудового обучения в обычной школе. Об этом писал и Симон Львович Соловейчик.
Все программы начальной школы сводятся, как известно, к следующему. Читать со скоростью 120 слов в минуту. Писать, не лепя в каждой строчке ошибки на «жи-ши». Знать наизусть таблицу умножения и — высшее искусство — уметь делить уголком на многозначное число. И это все.
Но стоит ли ребенку тратить время на многочасовые бдения в школьных классах, когда можно рисо-вать, петь, танцевать, разводить голубей, мастерить, думать, бегать, играть в шахматы, читать про хобби-тов, ловить рыбу, складывать из бумаги потрясающие вещи, кулинарничать, лепить, наконец, просто сидеть перед домашним камельком и смотреть на пламя.
Обучение ребенка требует гораздо больше времени, чем кажется на первый взгляд. Рассуждение, что раз в классе один учитель на сорок человек, то дома потребуется в сорок раз меньше времени, не годится. К сожалению, не существует таких учебных пособий, рабочих тетрадей, чтобы только дать ребенку задание, а дальше он уже будет делать все самостоятельно. А домашней школе нужны именно такие.
Приходится родителям самим сочинять учебники и придумывать задачки. Занятия с ребенком долж-ны быть ежедневными и постоянными. Так что в этом отношении домашнее обучение свободы никому не дает. Как раз наоборот — это большой и утомительный родительский труд. Но он радостный, потому что успехи ребенка — это и твое достижение.
Ни для кого не секрет, что до школы ребенок — индивидуальность. Все рисуют, все поют, пробуют сочинять стихи, все очень верят в себя. И все это кончается, как только он идет в школу. Сразу начинает сомневаться: хороший он или не очень, способный или нет? Почему?
Там, в классе, ребенок постоянно вынужден сравнивать себя с другими детьми, такими же перво-классниками, как и он. А способ оценки тривиальный: один, два, три, четыре, пять. Все. И он перестает ри-совать, лепить, петь и сочинять стихи, превращается в обычного стандартного школьника.
Школа маленького ребенка ломает, и очень быстро. Поэтому есть большой смысл, чтобы отдавать школе ребенка не в 6–7 лет, а старше, лет в 12–13, когда он уже покрепче, уже более или менее сложившая-ся индивидуальность, цельная натура. Ребенок, прошедший домашнюю школу, гораздо лучше знает себя. Ему проще сделать тот важнейший в жизни выбор, что определит и сферу его будущей учебы в вузе, и профессию — весь комплекс проблем, что объединяется словами «самоопределение личности».
Видно, в каких-то врожденных, глубинных программах у ребенка записано: искать себя. И если его оставить жить по-своему, он будет искать себя, пробовать делать все, что только можно. Дома же, согла-симся, можно гораздо больше, чем в школе. Хотя, правда, до сих пор встречаются родители, желающие сделать из ребенка нечто вроде циркового номера для гостей. Да, они много занимаются со своим «чудом», причем с самых ранних лет. Обычно они – большие сторонники раннего развития способностей. Только вот очень уж узок круг этих занятий: раннее чтение, механическая память — и плавать раньше, чем ходить.
Потом вундеркинды вырастают, и остальные дети их догоняют. Выясняется, что их природные-то способности не там зарыты. Но если ребенок не средство для самоутверждения родителей, тогда в домаш-ней школе он сможет перепробовать очень многие виды деятельности и понять, к чему склоняется его ду-ша.
Чтобы создать нормальные деловые и добрые учебные отношения между учителем-родителем и уче-ником-ребенком, нужно решить немало проблем. Домашняя школа — совсем не идиллия. Никаких вол-шебно возникающих вундеркиндов не бывает. Все получается трудом и умением.
И не со всем родители в домашних школах справляются. Если старшие, например, плохо знают ино-странный язык, то ребенка никто не научит, разве что репетитор. Наиболее удачным, поэтому было бы со-трудничество обычной школы с домашней. Ребенок мог бы приходить в школу на час-два, и притом не ка-ждый день, чтобы учить те уроки, где родители слабоваты. Ему необходимо общение с друзьями. В много-детной семье проблема общения не так остра, а если малыш растет один, домашняя школа грозит превра-титься в клетку для одинокого птенца. О домашней школе известно сейчас гораздо больше, даже чем де-сять лет назад. Главное доказано – она возможна!
И все-таки домашняя школа — это нечто пока малопонятное. Белое пятно на педагогической карте. И оно притягивает первооткрывателей. Вряд ли многие смогли бы стать директорами школ, а тут вы и дирек-тор, и учитель, и родители в одном лице.
Домашняя школа. Этим словосочетанием мало кого удивишь теперь. По разным причинам детей в школу все чаще не отдают. Иногда из-за болезни, а бывает, богатые родители, следуя старинным образ-цам, нанимают гувернеров и репетиторов. Многие, кто так поступил, потом говорят: именно в домаш-ней школе мы поняли, что такое настоящая педагогика сотрудничества. Ведь нет ничего более естест-венного и исконно существующего, чем семейные, родовые отношения взрослых и детей.

Математика тепла, или Вкус знаний за общим столом
Маленькая домашняя школа в крестьянском хозяйстве. Школа-семья. Школа, которую учителя ведут по-семейному. Ее организовал несколько лет назад в селе Верхние Белозерки Самарской области Валерий Иванович Резников. Говорят, в прежние времена на Руси именно такие крестьянские школы и были. Их миром содержали и оберегали, из маленького человека растили большого творца. Валерий Иванович школу открыл прямо в своем доме.
В большой комнате поставил несколько парт. Классная доска соседствует с книжным шкафом, пиа-нино и шкафчиком с пластинками. Школу назвали именем Льва Николаевича Толстого, потому что, как и для великого писателя, для семьи Резникова главной целью домашнего образования является не только об-разование в классическом понимании, но и становление нравственных ориентиров в жизни.
Толстой писал: «Главное передать ученикам те, с самых древних времен данные мудрейшими людь-ми в мире ответы на неизбежно встающие перед каждым человеком вопросы: Что я такое и каково мое от-ношение к бесконечному миру? Как мне сообразно с этим отношением жить, что делать и чего избегать? Что считать всегда, при всех условиях хорошим, а что дурным?»
Основные занятия в школе Резниковых ведет учительница Роза Александровна Долгова. Она так и говорит: «Я – домашний учитель. Могу каждого ребенка раскрыть, как цветок».
Учиться в домашней школе интересно. Учиться у близких людей — естественно. Но для взрослых это великий труд — надо быть искренним ежесекундно, надо любить ежесекундно. Дети не отпускают. Для Резниковых семья — смысл жизни, вера в счастливое будущее.
Раннее утро. Валерий Иванович собирается на работу. Надя готовит завтрак. Зоя — за хозяюшку. В семье одна из традиций — каждый день кто-то из детей играет роль хозяюшки: встает пораньше, делает влажную уборку, готовит к урокам класс, в течение всего дня помогает по кухне, накрывает на стол. Сего-дня хозяюшка — Зоя. Забавная темноглазая девочка с хитрецой во взгляде, она все делает быстро и весело.
Перед уроками все дети заняты своими делами. Ваня читает, Зоя вышивает, Света подпевает звуча-щему на пластинке романсу. Приходит Роза Александровна. Первый урок — круг чтения. Ребята рассказы-вают отрывки из любимых своих произведений. Света читает «Старика Хоттабыча», Ваня рассказывает легенду «Апостол Петр и Господь», где говорится о том, что человек сам должен спасать себя хорошей жизнью на земле.
Дети начинают вспоминать десять заповедей и в итоге приходят к общему мнению, что сделать рай на земле — значит любить друг друга и жить в согласии. Зоя рассказывает свое любимое «Огниво», и вновь возникает разговор о добре и зле, о жадности и трудолюбии. Говорят в основном дети — Роза Александ-ровна лишь иногда пытается вступить в спор, если таковой возникает. На вопрос о том, что приносит чело-веку счастье, они говорят: любовь, радость других людей, понимание, любимая работа. На перемене все вместе играют в жмурки.
На следующем уроке — математике — Роза Александровна занимается практически с каждым инди-видуально по программам 3, 5 и 6 классов. Настя решает примеры с модулями по программе шестого клас-са. Иван — третьеклассник, но математикой занимается уже по программе пятого — его невероятно заинте-ресовал этот предмет. Света и Маша в третьем классе и идут ровно по программе общеобразовательной школы. Зоя — второклассница, но занимается по программе третьего класса, и Роза Александровна плани-рует к концу года пройти с ней весь курс. Когда кончается урок, Света переживает, что мало успела, и на перемене решает несколько задач…
Обедают все за большим столом. Дети вспоминают, как квасили капусту, консервировали на зиму яблоки, какие смешные у них кролики, какие забавные индийские петушки и курочка, что живут в сарае, и что происходило с коровой и телушкой, за которых в отсутствие отца отвечал сегодня Иван.
Здесь в традиции семейные посиделки, народные праздники, гадания, игры. Здесь внимательно слу-шают все, сказанное ребенком. У каждого есть своя тетрадь со стихами. Стихи каждый выбирает сам, но почти у всех записаны строки Пушкина, Тютчева, Бунина, Лермонтова, Фета….
За окном ночное ясное небо, в доме тепло и шумно, кошка возится со своими недавно родившимися котятами, и только в одном углу несуетно и как-то умиротворенно — где Ваня читает стихотворение Буни-на «Бог».

Дул с моря бриз,
И месяц чистым рогом
Стоял за длинной улицей села…

Как перейти переходный возраст, не оступившись?
Когда в нашей семье родился сын, а потом и дочка, а потом — еще сын и еще, а потом — еще дочка, я решил: в школу их отдавать не буду. Была весна, дом в Краснодарском крае, а в нем — библиотека и вся остальная семья. Так вышло, что там мы прожили несколько лет, никуда не ездили, в основном сидели до-ма и учились. Мы учились читать, писать, считать, рисовать и, главное, думать. Мы предпочли столичной жизни деревенскую и вскоре поняли, что поступили правильно. Наши ребятишки, выросшие среди полей и лесов, отличаются прекрасным деревенским здоровьем. Им не пришлось сидеть в духоте и неподвижности часами. Хотя мы учились, и довольно много.
Соседи удивлялись – входят в дом, а там ребенок с двухэтажной кровати свесился и пишет – вверх ногами! Ну а что делать, если так получается лучше! Когда перелистываю старые наши тетрадки, не пере-стаю удивляться: как много рисунков! Ни в одной из известных мне школ не рисуют и не лепят из пласти-лина и глины всю школьную программу, а у нас было так. До сих пор не решаюсь выбросить пачки рисун-ков, пластилиновых человечков, цветочков, мышек и медвежат, ракет, домиков, собачек, хотя порой теперь и забываю, где чей рисунок и кто что лепил.
А вот наши «трактаты»… Я задавал детям их темы: «Почему слоны не создали культуру» или «Поче-му древние цивилизации возникали на берегах огромных рек». Интересные тексты получились! Оказалось, что думать человек учится в одиночестве, когда общается с книгами.
Еще открытие: прекрасный способ научиться грамотно писать — заняться переписыванием книги. И мы с детьми воссоздали традицию рукописной книги: получилась целая небольшая библиотечка.
Мои ребятишки не стали вундеркиндами, зато все прекрасно рисуют, лепят, шьют, играют на гита-рах, балалайках, дудочках — на чем угодно. И все без исключения пишут стихи. До сих пор не представля-ют себе жизни без ухода за домашними животными (крысами, хомячками, кошками, собаками). Когда старшая дочка пошла в школу, в шестой класс, она на всех обложках нарисовала прекрасные цветы белой краской. Учителя удивлялись и улыбались, но цветы были такие красивые, что возражать трудно. Так и ос-талось. Но это еще не все и даже не самое главное.
Те, кто в начальную школу детей не отдал, замечают, что психологи ошибаются, отмечая кризисы детского возраста. Эти кризисы — лишь отражение той структуры детских учреждений, в которые ребенок попадает. Например, в три года ребенка ведут в детский сад. Резко меняется вся его жизнь — и вот вам кри-зис. Мы не водили никого из детей в сады — никаких кризисов трех лет не наблюдалось. Потом ребенок пойдет в шесть-семь лет в школу — и наступит кризис шести–семи лет. А если не пойдет? Никакого кризи-са!
И, наконец, самый сложный, переходный возраст. Мои дети растут, но ничего такого кризисного не наблюдается. То есть, конечно, голос ломается,
чувствуют они себя еще неловко в своем новом теле с длинными руками и ногами, но рядом — отец и мать. И они это понимают, они благодарны. И мы не только не отдаляемся, но, наоборот, еще сильнее сближаемся в эти годы. Вот Никита уже паспорт получил, и, как я порой на него ни ворчу, наша дружба нерушима, как редко бывает среди взрослых. Так что проскочили мы этот кризис, все хорошо.
Бывает, щелочка света из-под двери отцовского кабинета, которая не исчезает за полночь, стано-вится лучшим воспитателем трудолюбия и упорства, чем любые уроки трудового обучения в обычной школе.

Русский язык на футбольном поле
Домашняя школа для собственного ребенка — что-то такое тепленькое, мягкое, располагающее к не-спешной жизни. Никаких тебе дневников, оценок, звонков. Но от этого школа не перестает ею быть, просто способ познания может сильно измениться. Потому что дома удобнее читать книжку, лежа на диване.
Задача взрослых, создающих такую странную школу, — дать детям почувствовать притягательность даже самой сухой школьной премудрости, от которой так и тянет ребенка отлынивать дома. Он лучше в музей еще раз отправится или на компьютере примерчики порешает.
Но когда папа предлагает заняться русской грамматикой, перекидывая мячик, кто же откажется! Так и составляется расписание дня в домашней школе, главное условие которого — совместное удовольствие. «Учиться – это так приятно и весело», — думает малыш и ждет следующего урока. Например, русского языка.
Существительный орёл. Однажды наступает момент, когда дети, научившись читать и писать, начина-ют с интересом присматриваться к структуре родного языка. Почему одни слова повторяются очень часто, а другие нет и что вообще означает слово «существительное», которое услышал вчера от брата?
Дети обожают всему давать имена, поэтому всевозможные классификации неизменно пользуются популярностью. Особенно если это делать на полянке во дворе, отфутболивая мячик друг другу. Папа пер-вый называет какое-нибудь прилагательное, например, «черный», затем перепасовывает мяч ребенку. Если сын или дочка уже осваивают программу второго класса, им известно, что скрывается за этим словом. Если ребята гораздо младше, папа, конечно, объяснит, что существительное обозначает предметы и явления, а прилагательное — их признаки.
(Дети обязательно радостно уточнят: «А я понял, существительное — это все, что существует, а при-лагательное к нему прилагается!») Ребенок повторяет сказанное слово и добавляет к нему существитель-ное, которое можно связать с прилагательным («черный орел»), и перебрасывает мяч. Если компания со-стоит из нескольких учеников, мячик кочует по кругу, обрастая новыми словами.
К первому словосочетанию добавляется глагол «летит». Последний человек добавляет наречие и произносит все предложение целиком («Черный орел летит быстро»). Так, прыгая на травке, малыши уз-нают смысл и назначение распределения слов по частям речи, их роль в языке. А кроме того, тренируется быстрота ответа, потому что никто не знает, в чью сторону полетит мячик. А после прогулки-урока так хочется посидеть перед телевизором!
Пожалуйста. Кстати, почему бы при этом и математикой не заняться?
Математика внутри телевизора. Хотя бы раз ребенок, глядя на диктора в телестудии, задаст взрослому знаменитый вопрос Карлсона: «И как это он в этом ящике умещается?» Замечательный повод, чтобы объ-яснить устройство телекоммуникаций, а заодно повторить систему координат. Взрослый просто должен попросить ребенка нарисовать того самого диктора или другую картинку на клетчатом листочке бумаги. Хорошо, если в игре будет участвовать еще один партнер — ребенок, но это может быть и мама, оставив-шая на время хозяйственные заботы.
У второго игрока — чистый клетчатый листок с нарисованной системой координат. Передающий бы-стро называет координаты точек, через которые проходит линия рисунка, а получающий ставит эти точки на своем квадрате. Его задача — быстро и точно передать изображение. Если игроков много, можно разде-литься на пары. Выигрывают те, кто первым воспроизвел картинку, притом правильно. Мама отрывается от игры и идет на кухню проверить, как там суп. Ведь скоро обед.
Кто-то из ребят обязательно увяжется следом, потому что почти для всех детей кухня — место свя-щеннодействия. Как здорово, когда мама разрешает готовить вместе! Разрешила бы она еще и поджигать что-нибудь. Это совершенно невозможно. Только ради урока природоведения мама согласна на такие жертвы.
Урок природоведения: всё сжигаем!!! Прежде чем браться за спички, надо подготовить поле для экспериментов. По всей квартире собираются всевозможные ненужные вещи – обрывки газет, веревочки, кусочки кожи, творог, соль, сахар, гайки от старого конструктора, вода, камешки, даже волосы. Маленькие кусочки разных веществ по очереди нагреваются на сковородке. От юного исследователя требуется блокнот, каран-даш, а также способность наблюдать и сравнивать. В процессе эксперимента дети зарисовывают и записы-вают результаты наблюдений. Затем делают выводы, выделяя общие свойства сгоревших веществ.
Взрослый задает вопросы. На какие группы можно разделить все вещества? Какими свойствами об-ладают эти группы? Так ребята заодно узнают новые слова, например, «органические и неорганические вещества».
Биология за обедом. Наконец суп сварился, руки вымыты, можно резать хлеб. А что такое хлеб вооб-ще? Как он делается, какой он? Сидя за столом с домочадцами, можно предложить им задавать друг другу вопросы о хлебе по очереди. Замечательно, если сразу их записывать. Потому что уже после обеда можно будет поиграть в обратную игру — не кто больше вопросов задаст, а кто даст больше правильных и под-робных ответов. Но тут уж, конечно, придется из детской притащить энциклопедии. Прелесть этой игры в том, что вопросы можно задавать где угодно и о чем угодно. Главное, чтобы они были неожиданные.
Урок астрономии перед сном. Как приятно пройтись с папой вечером, выгуливая недавно заведенного щенка! Большие желтые окна таинственно мерцают, складываясь в немыслимые узоры. Можно фантазиро-вать, на что они похожи, или просто считать, повторяя таблицу умножения. Или представлять, будто это звезды в темном небе, если ты еще не можешь различать настоящие. А если можешь, смотри во все глаза и спрашивай, как они называются, попробуй сам отыскать Большую Медведицу. Только для этого надо как раз уйти подальше от светящихся окон. Потому что теперь они мешают. А, вернувшись домой, можно со-орудить из старого пледа отличное «звездное одеяло», если сделать в нем много-много мелких дырочек, повторяющих формы созвездий. И, накрывшись с головой в кресле, рассматривать звездное небо. Но, как всегда, мама выключает свет в самый интересный момент. Спокойной ночи!
Когда папа предлагает заняться русской грамматикой, перекидывая мячик, кто же откажется! Так и составляется расписание дня в домашней школе, главное условие которого – совместное удовольствие.

Елена ХИЛТУНЕН,
Евгений Беляков
Елена ЛИТВЯК,
Мария БАРАБАШ

http://www.1-sovetnik.com/

http://www.ecology.md/section.php?section=fsociety&id=787

похожие записи

сохранить этот пост у себя:

 Оставить комментарий

(required)

(required)

   
© 2017 Волшебный мир Алиши Suffusion theme by Sayontan Sinha